Из ИСТОРИИ российского рынка БИОСЕПТИКОВ.
 

Системы глубокой биологической очистки в последнее время получили широкое распространение. Начало этому процессу положил в 1997 году Российский инженер Юрий Бобылев, начав лицензионное производство на базе в г. Кубинка, М.О. чешских установок Яна ТОПОЛА под торговой маркой ТОПАС-М. Это были первые нового, тогда еще третьего, поколения установки, позволявшие производить не только очистку сточных вод до 98%, но и обеспечивать полную переработку получаемого осадка в качестве удобрения на своем участке. Все процессы в ТОПАСе были аэробными и дополнительный осадок представлял из себя излишек так называемого биологического "активного ила", который инкубировался прямо в ТОПАСе из штаммов, хранившихся в фекальных массах. Происходила глубокая биологическая переработка стоков и превращение их в прирост биомассы активного ила. Поэтому стало возможным использовать излишек этого "активного ила" в качестве удобрения, в отличие от биологически не обрабатываемого "сырого осадка" из различного рода септиков. Т,е. стал возможен полный отказ от ассенизационной машины и стопроцентная экологически безопасная переработка стоков на собственном участке! Это был прорыв для экологии частного дома, то что вывозилось ассенизаторами, превратилось в полезный продукт для огорода. А "сырой осадок" с обычных септиков если и вывозился на ближайшие очистные сооружения, то в любом случае отсекался на первичном отстойнике очистных сооружений и сливался на иловые площадки. Утилизация этого осадка ложилась далее тяжелым бременем на тарифы по утилизации сточных вод. Т.е. сливался "сырой осадок" с частного сектора по цене обычных сточных вод, а за его утилизацию платили уже пользователи городской канализации по расценкам для утилизации осадков 4-го класса опасности. С ТОПАСами все было честно в этом плане. Ничего опасного в экологическом плане с таких станций не вывозилось по той причине, что "сырого осадка" в ТОПАСах просто не образовывалось, а осадок "активного ила" был по сути отличным удобрением для приусадебного хозяйства, аналог гумуса земли.

Но эксплуатация ТОПАСов показала не только плюсы этих систем, но и проявились серьезные недостатки. Установка получилась относительно сложной, и разобраться в хитросплетениях труб и шлангов технологических элементов было для многих пользователей практически невозможно. Требовался обязательный ежеквартальный сервис обученным персоналом. Это достаточно большие расходы около 15 тыс. руб. в год. Образовался огромный штат выездных сервисных бригад, ежеквартально обслуживаемых ТОПАСы. Но и с точки зрения глубокой биологической очистки, процесс в ТОПАСе был не очень эффективным для устранения неорганических загрязнений продуктов распада человеческой мочи, т.е. использование процессов нитри-денитрификации для биологической очистки от человеческой мочи и бытовой химии было достаточно слабым.

Эти негативные моменты приводили к отказу от покупки ТОПАСов в пользу обычных септиков с ассенизаторской машиной, которая отвозила "сырой осадок" раз в год с ужасным запахом, а вопросы про то, куда утилизируется этот "сырой осадок", в головах простых загородных жителей не возникал. Увезла ассенизаторская машина, и увезла. А за конечную утилизацию таких осадков по сути платил Водоканал, а он работает на деньги пользователей канализации. Одни покупают септики, другие платят за утилизацию осадка с этих септиков по возросшему тарифу ЖКХ.

Но выпуском ТОПАСов в России эта тема не закончилась. В 90-х в России начался бум загородного строительства. Во многих семьях появились машины, и идеология загородной жизни стала особенно привлекательной. В 2002 году производство ТОПАСов в Кубинке было расширено в пользу выпуска более совершенной модели уже поколения -- три с плюсом, под торговой маркой ЮБАС по патенту Бобылева Ю.О. В ЮБАС удалось решить все проблемы с очисткой воды от человеческой мочи (азотная группа загрязнений) и в несколько раз поднять надежностные характеристики. Производство в Кубинке переориентировалось в основном на выпуск ЮБАСов, сократив производство ТОПАСов до минимума. Но учитывая большую популярность ТОПАСов, нашлись предприниматели, желавшие выпускать ТОПАСы без какой-либо модернизации. Производство Чешских ТОПАСов взяла на себя компания ТОПОЛ-ЭКО и ей же была продана Торговая марка "ТОПАС-М". Сама технология ТОПАС вскоре стала свободной от патентов, и ТОПАСообразные стали плодиться как грибы после дождя. Вскоре появилась система БИОКСИ, которая была хоть и похожа на ТОПАС расположениями камер, но это была уже установка поколения три с плюсом, почти на уровне ЮБАСа (в плане борьбы с азотными загрязнениями). В России к 2005 году уже были три системы нового третьего поколения -- ЮБАС, ТОПАС и БИОКСИ. Далее в 2006 году появилась установка ЮНИЛОС (Астра) - что-то среднее между ТОПАСом и ЮБАСом. Россия стала самой прогрессивной страной в плане индивидуальных систем канализации третьего поколения. Но основной недостаток всех этих систем - необходимость специализированного ежеквартального обслуживания и малый единовременный сброс (малые установки, выбранные по количеству пользователей, не выдерживали привычный городской режим водопотребления, приходилось выбирать станцию с запасом по производительности, которую затем было сложно "прокормить"). Всё это негативно влияло на имидж этих станций среди владельцев частных домов. Из-за этого простые септики с запахом и "сырым осадком" продавались как горячие пирожки. А из-за чего? Просто септик мог обслуживать сам хозяин, учитывая даже ассенизаторскую машину один раз в год. И то весь этот неприхотливый сервис стоил гораздо меньше суммы ежеквартальных спецсервисов ТОПАСообразных. Так и рассуждали загородные жители, в пользу покупки простых септиков.

И вот в 2009 году произошел прорыв на рынке индивидуальных очистных систем. Была запатентована технология ЕВРОБИОН, которая кардинально отличалась от всех, так называемых ТОПАСообразных. Это по всем параметрам была установка нового--- четвертого поколения. Она была гораздо проще ТОПАСообразных в техническом исполнении, но гораздо сложнее по биологическим процессам. Вдобавок к этому, станция должна была обслуживаться не раз в квартал, а раз в полгода, и это обслуживание было таким простым, что его мог делать даже не подготовленный пользователь (мечта пользователей про самостоятельное обслуживание -- как в простом септике). Спецсервис уже был не нужен.

Для обеспечения городского режима водопотребления, был кардинально увеличен единовременный сброс, даже при аварийном переливе сливалась не грязная вода со входа, а предварительно биологически очищенная вода, накопленная во вторичном отстойнике, при этом без мусора, в отличие от ТОПАСа. Были повышены все эксплуатационные характеристики ТОПАСообразных. Плюс ко всему - было снижено давление на мембранном компрессоре, и он стал работать без перегрузки при давлении в 16 КПа, а не так, как в ТОПАСе с 25КПа встречного давления. Этот момент кардинально сказался продолжительности работы компрессора, он работал уже не один-два года, а не менее пяти лет. Надежность станций ЕВРОБИОН уже приблизилась к обычным септикам, и он стал для них серьезным конкурентом - обходил их по всем параметрам. Начало эксплуатации ЕВРОБИОНа в 2009 году показало большой отрыв этой установки от всех существующих на Российском рынке септиков и лучших аэросептиков. 

И естественно, стала набирать силу кампания по дискредитации ЕВРОБИОНа в средствах массовой информации, особенно в интернете. Появилось откуда то множество недовольных пользователей-троллей, ложь лилась как из рога изобилия. Но вот уже девять лет ЕВРОБИОН на рынке, проданы десятки тысяч установок. И ЕВРОБИОН сегодня не потерял своего лидерства. Он стал еще лучше в 2015 году, получив название ЕВРОБИОН-АРТ. Это станция на сегодняшний день является наиболее совершенной в ряду систем нового, последнего четвертого поколения. ЕВРОБИОН-АРТ -- это реальный конкурент не только ТОПАСообразным, но и всем системам с септическими камерами и откачкой ассенизационными машинами. Появилась первая станция не только с полной переработкой стоков на своем участке (да еще и с пользой в качестве удобрения), но и уникально надежная в работе, при этом обслуживаемая самостоятельно. 

На базе технологии ЕВРОБИОН была создана станция РУСИН. Она отличалась от ЕВРОБИОНА всего лишь круглой горловиной, которая меньше выступала над землей, и позволяла делать врезку входной трубы на заводе. Круглую станцию с круглой горловиной можно было вращать вокруг своей оси, ориентируя врезку на подводящую канализацию. В Евробионе квадратную горловину нужно было параллелить дому, и врезку обычно делали на участке пользователя, используя специнструмент. С РУСИНом ситуация изменилась. Теперь монтаж РУСИНа можно было производить без спецработ.

Корпус РУСИНа и его преимущества очень понравились пользователям. И в этом корпусе вскоре появилась станция ЮБАС-М, которая была еще проще РУСИНа технически, но очень технологически проработанная. Реально, в ней нечему было ломаться. Циркуляция обеспечивалась работой системы аэрации, обеспечивая перелив сообщающихся сосудов с разной плотностью содержимого. Эту разную плотность создавала система аэрации. Из аэрируемого сегмента вода самотеком перетекала в другой сегмент, при этом с поступлением дополнительного объема стоков уровень поднимался и объем рециркуляционного потока автоматически увеличивался. При этом впервые не было необходимости приваривать перегородку к корпусу, она просто вставлялась внутрь по направляющим. Все "внутренности" станции могли быть извлечены из корпуса вместе с перегородкой, для обслуживания или ремонта. ЮБАС-М стал третьим достойным представителем в новом четвертом поколении.